Прическа софико шеварднадзе


Софико Шеварднадзе: "Круто просто любить себя, а не ретушировать фото в Instagram"

2004 год/ 2018 год

Телеведущая Софико Шеварднадзе — давняя героиня SPLETNIK.RU. Мы следим за ее светскими выходами не первый год, а с недавних пор она еще и делает для нас эксклюзивные и резонансные материалы. Сегодня мы попросили Софико саму стать героиней "Сплетника" и рассказать от первого лица историю своего похудения и влюбленности в спорт. Пару лет назад Софико пересмотрела свое отношение к физической нагрузке, питанию, а главное — восприятию себя. Результат не заставил себя ждать: за три года телеведущая достигла отличных результатов и, что немаловажно, адаптировала новые привычки в повседневную жизнь. Итак, читаем.

В жизни каждого человека есть периоды, когда он становится лучшей версией себя. Эти периоды, к сожалению, не могут длиться вечно, во всяком случае, так я думала до недавних пор.

Первый такой период у меня был в раннем детстве, когда я ходила в балетную школу и была уверена, что на верном пути к осуществлению своей мечты — стать прима-балериной. Но тут, в судьбоносный момент, когда меня приняли в московское училище со словами "у девочки средние данные, но мы ее принимаем", вмешался мой любимый папа и сказал, что его дочка никогда не будет балериной, так как это несерьезная профессия, и потом —  тут средние данные, а по фортепьяно — отличные! И так я из тонкой, звонкой и порхающей бабочки за год превратилась в кругленького и от злости грызущего крышку рояля подростка.

Потом начался долгий период переходного возраста, который плавно перерос в студенчество, где я из пухлого тинейджера превратилась в молодую девочку с внушительными формами. И вроде все было ок, и я считалась красивой, и парни классные за мной ухаживали, но вот только пышная студентка в зеркале никак не была похожа на ту тонкую и хрупкую Софу, которой я себя ощущала. Прошло еще много времени, в моей жизни многое поменялось: погода, страны, круг друзей, я переехала жить в Москву... Теперь уже девушка в теле, подающий надежды серьезный политический  журналист — с отражением в зеркале все еще не похожим на ту, которой я себя ощущала.


2004 год


2006 год

Спустя пять лет после переезда мне предложили принять участие в проекте "Танцы со звездами". К тому времени, после балетной школы, я не занималась никакой физической нагрузкой и в буквальном смысле сто метров не могла пройти без одышки. Я согласилась. И это был нелегкий путь, нелегкие пять месяцев. Но этот проект полностью трансформировал меня, и в силу того, что мы танцевали по пять-семь часов в день, к концу проекта я стала выглядеть ровно так, как я себя ощущала все эти годы. Я смотрелась в зеркало и видела стройную, вычерченную, скуластую молодую женщину с большими глазами, занимающими большую часть лица. Это было прекрасно, но проект закончился.

Я много работала и танцевать по пять-семь часов в день уже не удавалось. Может, только пару часов в неделю с моим партнером по проекту, но и это куда-то улетучилось в московской суете. В общем, я танцевала все меньше и меньше, и поддерживать выпирающие косточки на плечах и декольте оказалось сложной задачей. Постепенно я опять превратилась в Бетти Бум. Любимый радовался, а я опять не узнавала свое отражение в зеркале.

Спустя еще какое-то время мой близкий друг, который полностью переформировался из неутомимого короля вечеринок в отчаянного марафонца и влюбленного в спорт человека, начал меня потихоньку манить за собой. Я долго сопротивлялось, потому что спорт в моем понимании было чем-то наискучнейшим, механическим и монотонным. Не то что танцы, где есть музыка, цель, композиция, чувства. Мой друг очень хорошо меня знает, и понимал, что я как ребенок: нет интереса — делать не буду. Он очень долго меня заманивал и все таки сумел это сделать постепенно — через архитектуру. Он говорил: "Ты просто быстрым шагом походи со мной, а тебе сегодня покажу и расскажу про Шехтелевские особняки в городе". Действительно, время пролетало быстро. После Шехтеля были Суриковские места, ну и так далее по списку. Москва оказалась совершенно безгранична в архитектурных ресурсах, а я к тому времени уже не могла себе представить, как можно прожить день и не пройтись быстрым шагом по 10-12 км по разным маршрутам в любую погоду. Вот так я бесповоротно влюбилась в Москву и спорт. Москва перестала казаться такой необъятной — мое тело тоже!


Софико Шеварднадзе и Дарья Спиридонова, 2009 год


Фатима Ибрагимбекова, Софико Шеварднадзе и Дарья Спиридонова, 2010 год

Спорт, конечно, меняет все в твоей жизни. Ты быстро ходишь или бегаешь по утрам под любимую музыку, а потом начинаешь постепенно понимать, что ты и в жизни начала думать быстрее. Спишь как младенец, не просыпаясь и долго. Меняются мироощущения. Как вышел утром, вдохнул морозного воздуха и побежал, разгоняя кровь по организму. Через минуту чувствуешь, как жизнь бьет ключом изнутри! Не описать кайф прилива энергии, который каждый раз возвращает тебя к твоему источнику первоначальной витальности. А витальность — это и есть молодость. Люди столько денег тратят на то, чтобы бороться со временем, а ведь самым бесценным и незаменимым не пользуются: движением! Суть жизни — в движении! Позанимался спортом полтора часа в первой половине дня — и этого достаточно чтобы все было подтянуто, кожа сияла, легкие продышались, все органы перезагрузились, и вперед, покорять мир. Никакие препараты последнего поколения вам этого не заменят.


2011 год


2013 год


2014 год


2014 год

Как только спорт тебя "всасывает", ты становишься более искушенной. Тебе уже недостаточно только бега или ходьбы. Хочется разнообразия. Благо, возможности совершенно безграничны, и ты каждый раз можешь делать то, что тебе в этот день по душе. Я, например, два раза в неделю, особенно если на улице слякоть и дождь, бегаю по лестнице у себя в подъезде. Выглядит это примерно так. Включаю Бон Джови и делаю от 25-30 подъемов на пятый этаж: то через ступеньку, то через две. Если погода радует, то два часа очень быстрой ходьбы (12-14 км) в Нескучном саду или в Замоскворечье. Если я в другом городе, то много хожу и обязательно иду в бассейн, чтобы поплавать час и скинуть с себя груз аэропорта, перелета, аклиматизации. Со временем пришло понимание, что тело нужно поддерживать и мышцами, поэтому два-три раза в неделю хожу в зал и занимаюсь с весами с моим любимым тренером, который с годами уже стал мне хорошим другом.  Один день в неделю я даю телу возможность ничего не делать и отдохнуть.

Самое главное преимущество — мне не приходится голодать! Я обожаю кормить людей и сама очень люблю вкусно поесть. Я понимаю, что спорт мне создал такую устойчивую базу, где я могу не париться по поводу того, что надо есть все только на пару, без соли и по 20 граммов. Ем я три раза в день, средними порциями. Стараюсь не есть лишь самое очевидно вредное: белый сахар, белый хлеб, полуфабрикаты и свинину. Ем я здорово, не считая калорий. Раз в неделю, в основном по воскресеньям, позволяю себе любые капризы.


Полина Киценко и Софико Шеварднадзе, 2017 год

Признаю, организму помимо спорта нужны периодические чистки и перезагрузки. Я, например, два раза в году езжу в волшебное место под названием SHA. Это wellness clinic на юге Испании, где в основе питания лежит макробиотическая диета. Рацион основан на бобах, овощах и чаях, полный отказ от животного белка. Это сложно только первые два-три дня, но к концу недели действительно появляется ощущение перезагрузки. Мне, как правило, недели хватает. И по возвращении занятия спортом тоже приобретают новый качественный уровень.

Вообще, спорт является катализатором фундаментальных изменений в жизни человека. Еще лет пять назад я бы в жизни не подумала тратить свои каникулы на недельную чистку, а вместо этого были бы поздние ужины с вином и шампанским. Вино я пью и сейчас иногда, но спорт естественным путем сам лимитировал его количество.

Помимо физической формы, спорт дает внутреннее ощущение уверенности, силы, счастья и полной осознанности течения жизни через тебя, и это еще более ценно. Да, с годами тело перестает быть юным, но ты его любишь и наслаждаешься им в любой момент. Чем больше мы в него инвестируем через спорт, тем больше мы его любим. И время этой любви помешать не может.

При изменении этой внутренней парадигмы принятия себя и любви к себе, полностью меняется и то, как нас воспринимает окружающий мир: ты не переживаешь больше, понравишься ты другим или нет, произведешь ты впечатление или нет. Все гораздо проще: ты нравишься себе и, соответственно, автоматически нравишься всем вокруг.


2018 год


Это счастье — стать лучшей версией себя не на время, а на всю оставшуюся жизнь. Поверьте, куда круче смотреть на себя в зеркало и просто любить себя, чем лихорадочно ретушировать свои фото в инстаграме, липово замазывая свои комплексы и страхи взросления. Счастья в ваших руках. Спорт — вне времени!


2018 год



10 правил красоты Софико Шеварнадзе

Телеведущей и журналисту Софико Шеварднадзе они помогают и в карьере, и в личной жизни

1. БЫТЬ БОДРОЙ Этого требует моя профессия. Когда голова забита проблемами, взгляд тускнеет, теряет силу. А я просто обязана излучать радость. Поэтому утром в день эфира думаю о хорошем и наношу на лицо особую смесь Dr Sebagh: к капле крема «Совершенное сияние» подмешиваю порошок с чистым витамином С. Мгновенный лифтинг и отличный цвет лица гарантированы. Раз в неделю использую отшелушивающую маску Deep Exfoliating Mask (7) — тоже Dr Sebagh.

2. ЗАНИМАТЬСЯ СПОРТОМ Это помогает выдерживать большие нагрузки, в том числе психологические. Правда, я с трудом заставляю себя пойти в спорт-зал. Но иду. Кроме того, моя работа сжигает калорий не меньше, чем спорт. Представьте, нужно срочно дать информацию в эфир, но нет суфлера. Или неожиданно назначается интервью с очень важной персоной...

3. ТАНЦЕВАТЬ Танцы — это движение и лучшее лекарство против стресса. Раз в неделю хожу на грузинские танцы. Такой идет выплеск энергии!

4. ХОДИТЬ НА МАССАЖ... релаксирую­щий или для похудения, любой. Я выбираю простые ритуалы, в которых легко разобраться и понять, как работает методика. Пробовала разные обертывания: водорослевые, медовые, шоколадные — не мое. И разве это можно сравнивать с хорошими руками массажиста? А салон выбрала рядом с домом — очень удобно. Не нужно стоять в пробках. Лучше по­тратить это время с пользой для себя.

5. НЕ ПОПРАВЛЯТЬСЯ Для грузинской женщины это особенно сложно. Люблю хорошо и вкусно поесть. И сразу прибавляю в весе. Но диетами себя не мучаю. Просто начинаю питаться умеренно: утром — обычный завтрак, днем — рыба на пару, вечером — легкий ужин. Кремы для похудения дома не держу. Мне больше нравятся средства, дарящие комфорт: гель для ванны и душа Verbena Shower Gel, L’Occitane (3), с экстрактом вербены и цитрусовым ароматом; обволакивающий крем для тела Confort Extreme, Sisley; шампунь и питательная маска Kérastase Nutritive.

Софико Шеварднадзе: фото стиля телеведущей

Белый костюм с юбкой и черный топ с прозрачными вставками — отличный пример того, как не выглядеть скучно в деловом образе.

И снова белый верх плюс черный низ — просто и очень элегантно!

Асимметрия, блеск и широкий пояс — в одном образе Шеварднадзе легко объединила сразу три актуальных тенденции. Эффектный выход!

Секреты красоты и молодости журналистки Софико Шеварнадзе

Известная российская журналистка Софико Шеварнадзе красива, молода, профессионально состоятельна. Она ведет свою авторскую программу на телеканале Russia Today, а в свободное время наслаждается размеренной жизнью и делится с нами своей мудростью и секретами красоты.

С какого момента вы стали ощущать приближение возраста зрелости? Если, конечно, стали?

С.Ш: Думаю, что девочка во мне никогда не умрет, потому что я ее очень живо чувствую. Я не хотела бы, чтобы она куда-то уходила. Но при этом очень гармонично наступила зрелость. Мне кажется, что можно быть зрелой женщиной и при этом не убивать в себе эту маленькую девочку. Зрелой я себя ощутила в тот момент, когда ушла постоянная суета и ощущение того, что где бы ты ни была и что бы ни делала, ты что-то пропускаешь, что где-то параллельно происходит нечто лучшее. А зрелость – это, наверное, перемена в жизни, когда понимаешь, что лучшее – здесь и сейчас, и ты никуда не опаздываешь.

Что такое для вас – женская и вообще личностная зрелость? Что-то, к чему вы стремитесь, или что-то, чего вы боитесь и хотели бы отдалить?

С.Ш: Нет, я совсем не боюсь зрелости. В молодости время течет очень медленно, а сейчас достаточно быстро, и ты ощущаешь этот темп. Поэтому я осознанно встречаю каждый новый год моей жизни – с особой любовью, интересом и любопытством. Я понимаю, что я все еще молодая, но при этом осознаю, что жизнь – самое дорогое, что у нас есть, и надо ценить каждый момент. Женская зрелость мне очень нравится. Я учусь терпению. Никогда не была терпеливой, всего хотелось здесь и сейчас. А сейчас я молюсь: «Господи, дай мне терпения терпеть свое нетерпение и нетерпение других!». Думаю, что в этом отчасти и есть зрелость, когда ты перестаешь жить иллюзиями, живешь на земле и чувствуешь себя абсолютно счастливой.

Мы – это в большой степени наша генетика. Какие примеры женщин в вашей семье вас вдохновляют?

С.Ш: Меня вырастила бабушка. Она всегда была для меня примером для подражания, эталоном женственности. Это женщина абсолютно потрясающей силы воли и фантастического стиля. Причем это все было в Советском Союзе, когда не всегда было легко выбирать себе красивые наряды, надо было что-то шить. Она всегда была одета с иголочки и в то время, когда они с дедушкой жили очень бедно, и в то время, когда она уже была женой министра и женой президента. Мне часто говорят, что я похожа на бабушку, и мне это очень нравится.

Есть ли, наоборот, какие-то опасения, связанные с наследственностью, генетические риски, которым приходится посмотреть в лицо? Что вы предпринимаете в связи с этим?

С.Ш: Самых страшных историй вроде рака генетически у меня нет. Дедушка и бабушка скончались от возрастных заболеваний, вызванных постоянными стрессами. Сказать, что я чего-то опасаюсь, не могу, тем более что в Резиденции долголетия и красоты GLMED мне сделали генетический паспорт. Просто надо жить правильно, и все будет хорошо.

Каким привитым в детстве привычкам вы сейчас благодарны?

С.Ш: Я благодарна семи годам балета, которые до сих пор помогают мне держать осанку.

У всего есть цена: от каких радостей жизни вам пришлось отказаться?

С.Ш: Полностью я ни от чего не отказываюсь. Это произошло само по себе. Для любого нормального человека приоритеты меняются с возрастом. Если 15 лет назад важно было сходить на дискотеку и выпить с друзьями, а с утра пойти дальше потусить, то понятно, что в 38 это абсолютно уму непостижимо, этого уже не хочется. И ты отказываешься не потому, что нужно отказаться, а потому, что уже нет в этом потребности: ни в алкоголе, ни в бурном образе жизни, который ты вела раньше. Для людей осознанных, которые ценят себя и свою жизнь, это и так ясно. Тебя просто перестают интересовать вредные вещи, которые по молодости не считывались. Потом, с возрастом, они обязательно оставят свой отпечаток, если от них не избавиться: курение, например, алкоголь, нарушения режима. Я могла не спать ночь и все равно на следующий день с утра сдавать экзамены и при этом прекрасно себя чувствовать. А сейчас, когда я не высыпаюсь, я не человек. Мне захотелось здорового, размеренного, спокойного образа жизни.

Что на очереди? Допускаете ли вы, что список запретных для вас вещей будет расширяться?

С.Ш: Допускаю, но не буду гадать. Поживем – увидим. Опять же я настаиваю на том, что не хочу от чего-то отказываться, это слово вызывает во мне дух противоречия. Я очень надеюсь, что все произойдет плавно, гармонично. Если надо что-то скорректировать с годами, то пусть это будет так.

Какие безобидные, казалось бы, привычки вы считаете безусловно вредными? Или вредными лично для вас?

С.Ш: Например, когда я делаю кофе-брейк, иногда кажется безобидным съесть шоколадный батончик вместе с кофе. Но когда это постоянно происходит, это, наверное, не очень хорошо. Или выпить бокал шампанского или белого вина. От одного бокала ничего не будет, но делать это постоянно нельзя.

Ваша аптечка: стала ли она больше или меньше, чем, допустим, 10-15 лет назад?

С.Ш: Она не увеличилась, а стала более осознанной. Если раньше там валялась куча всего, непонятно чего и для чего – и витамины, и сжигатели жира, и не знаю, чего еще, то сейчас это очень правильные элементы, которые нужны. Добавки, БАДы – все, что нужно, чтобы восстановить свой организм.

А полка с кремами и другими средствами ухода, так называемыми банками – становится ли их с каждым годом все больше?

С.Ш: Когда я была молодой, я покупала все подряд. Нравился мне цвет коробочки, нравился мне запах – я покупала, но потом этим не пользовалась. А сейчас у меня средств мало, но я ими точно пользуюсь, мне это нравится, они мне подходят. Крем для глаз, крем для лица и одна сыворотка, которой я пользуюсь всегда. Шампунь, лосьон, масло для тела и духи. Все. Вот вся моя косметика.

Примите ли вы на работу, например, своим ассистентом, женщину на десять лет старше вас?

С.Ш: Какое это имеет значение, если она соответствует моим профессиональным критериям, которые я предъявляю ассистентам? Если она заинтересована в работе и обладает нужными качествами, при чем здесь возраст? Главное, чтобы у нее было желание и энергия.

Ответственность давит грузом на хрупкие женские плечи или, наоборот, держит в тонусе, придает драйва?

С.Ш: Думаю, что есть ответственность, которая должна лежать только на женщине, и ответственность только для мужчины. Когда эти ответственности перемешиваются, тогда женщине сложнее тянуть все на себе – и дом, и детей, и финансы. Это должно быть распределено между мужчиной и женщиной. Но то, что женщина должна нести свою долю ответственности – за семью, за детей, за свою внешность, в конце концов, за позитив, доброту и свет, который она несет окружающему миру, – это безусловно. Безответственная женщина мне не импонирует.

Бывают ли у вас дни полного расслабления? Позволяете ли вы себе, например, «как следует отлежаться», приболев простудой?

С.Ш: У меня есть такая слабость. Когда я понимаю, что сильно переутомилась, я на два дня залегаю в постель, ни с кем не общаюсь и смотрю весь день какой-нибудь сериал. Это очень хорошо отключает мозг. Если есть возможность, надо отлежаться, дать организму время и возможность восстановиться, но так бывает не всегда в нашем городе и при нашем стиле жизни.

Есть ли какие-то бьюти-продукты, без которых вы буквально не можете жить?

С.Ш: Мои духи и сыворотка из черной розы Sisley.

Если сказать «бабушка», вы сразу представляете некий образ. А теперь подумайте: сколько, по-вашему, этой женщине лет?

С.Ш: При слове «бабушка» я всегда представляю себе свою бабушку, которая была блистательной. Моя мама, которой сейчас 58, она тоже бабушка, но она совсем девочка – и внешне, и внутренне. Среди друзей, с которыми я выросла, тоже есть бабушки. Главное – держаться достойно и не бояться этого слова. У меня пока нет детей, я их очень жду, и я уже вижу себя, что я буду очень хотеть внуков. Мне очень нравится эта роль бабушки. Бабушка совсем не означает, что это старушка, которая не встает с качалки. Бабушка может быть крутой, стильной и деятельной, как моя бабушка. 

Интервью с Софико Шеварднадзе - Афиша Daily

У Софико Шеварднадзе вышла книга «Будущее сегодня. Как пандемия изменила мир», где она при помощи Нассима Талеба, Ай Вэйвэя, Хелены Фишер, Айдан Салаховой и других людей пытается разобраться, как коронавирус повлиял на наши жизни. Главред «Афиши Daily» Трифон Бебутов поговорил с Софико о пандемии и ее последствиях.

— Ты застала первую волну в Москве — прилетев из Лондона, просидела полагающееся на карантине и улетела в Грузию, верно?

— Да, я прилетела, и на второй день закрыли тбилисский аэропорт. Дальше я уже в Тбилиси была три недели в вынужденной изоляции и потом воссоединилась с семьей.

— Как появилась идея написать эту книгу?

— Наверное, она продолжение мыслей, страхов, вопросов, которые у меня возникали во время самоизоляции. Это был сложный период, я болела, у меня был ОРВИ с признаками, которые сильно совпадали с ковидом, — хотя, когда я потом уже сдала тест, ковид не подтвердился. У меня с детства так: когда я чего‑то боюсь, я сразу засыпаю. И в эти недели жизнь была такими урывками ото сна ко сну. Я спала очень много, а в ночи как вштыренная смотрела в одну точку. Потом появлялось солнце — я опять спала.

Как будто прячешься от реальности, которая тебе очень непонятна, и более того, никому вообще непонятно, как, что, зачем.

А дальше все равно начинаешь адаптироваться — так устроены люди, ко всему привыкают. Я собралась и подумала, как здорово было бы поговорить про то, что я сейчас чувствую, с людьми, которые для меня что‑то значат. Тех спикеров, которые были в книжке, я в 90% случаев хорошо знала из предыдущего общения, они были очень цельными и ни на кого не похожими в своем видении мира и жизни. В этот момент ко мне обратилось «Эксмо» с предложением написать книжку, и я сказала: давайте я соберу разговоры с большими мыслителями из совершенно разных сфер? Начала обзванивать, и они все согласились, хотя это люди даже при локдауне достаточно занятые.

Это были не интервью, а, скорее, такие эмоциональные разговоры. Они же все переживали это как простые смертные, как и я. Мне кажется, поэтому книжка и получилась — потому что она написана очень простым языком и про обыкновенные человеческие переживания. Конечно, они все делают предположения и прогнозы о том, что и как поменяется, но в первую очередь это путеводитель по тому, как быть. Между первой и второй волнами мы вышли в мир, и вроде он внешне не сильно изменился, но при этом ты точно понимаешь, что старые правила уже не работают, а новых никто не придумал.

 — Понятно, что у тебя было много вопросов к людям из разных профессий, но главным вопросом, наверное, было то, как вообще дальше жить в новой повестке?

— У меня было очень много прикладных вопросов и советов: как быть во время самоизоляции, как жить во время пандемии, потому что она пока не закончилась, как не просто выжить — я не люблю слово «выживать», — а гармонично навигировать в странной новой реальности. Мы все в книжке приходим к выводу, что неопределенность — это наша новая реальность.

Нет ничего хуже для человеческого мозга, чем неопределенность. Но сейчас нет другого выхода, кроме как адаптироваться.

У Нассима Талеба есть интересная мысль, что сейчас мы наблюдаем по всему миру революцию людей, потому что последние 6–7 месяцев показали, что правительства не справились. Не потому, что не любят свои народы и не хотят помочь, а потому, что не знают как. У людей, особенно тех, кто живет в социально ориентированных странах, появляется понимание, что никто ничего для тебя не сделает, что нет другого выбора, кроме как брать ответственность за свою жизнь. Это полностью меняет твою парадигму мышления, меняет экономический и социальный ландшафт.

Это приводит не только к плохим последствиям. Люди во время пандемии разделились на две части: те, кто скатился в депрессию, не смог справиться со страхами и неопределенностью, и те, кто мобилизовался. Я никогда не понимала избитую фразу, что в каждом кризисе надо искать выгоду: я и в мирное время не умела зарабатывать деньги, а как это при кризисе делать? Но вот я на себе это испытала. Разговаривала с людьми, пробовала делать то, что они советуют, и у меня получилось. В каждой сфере моей жизни — будь то личная или профессиональная — за последние шесть месяцев произошли какие‑то тектонические сдвиги, которые были немыслимы еще год назад.

— Ты вероятно видишь, что реакция общества в западных странах очень неоднозначная. Если во время первой волны люди еще принимали правила игры, которые обозначали правительства разных стран, то сейчас мы видим, что люди протестуют против ограничительных мер. Как ты на это смотришь? Может ли это изменить политический ландшафт?

— У меня своя теория: пандемия же срывает со всех маски. Все социальные язвы выходят на поверхность, все короли остаются голыми. Люди тоже видны со всех сторон — и насколько они уродливы, и насколько они прекрасны. Пандемия как ничто подчеркивает, что мы взаимосвязаны. Была иллюзия, что люди могут жить в отдельных кластерах: богатые и не очень, бедные и привилегированные. А теперь мы все равны.

И еще это урок про то, что если ты не бережешь себя, то ты не бережешь других. Ты вправе делать со своей жизнь все, что угодно: ты можешь хотеть умереть, ты можешь хотеть иметь галочку «вот я переболел короной». Но когда от тебя зависит жизнь другого человека, и тебе на это наплевать, для меня это неприемлемо. Тебе говорят: просто ношение масок на 80–90% снижает риск быть зараженным и заразить других. Когда идет невидимая война — третья мировая, по-другому ее не назвать, — просто тупо надеть маску, когда ты выходишь в люди, — это несложно. И тут вообще государство ни при чем, ты не можешь постоянно перекладывать это на государство.

Это не ответственность президента, чтобы ты, выходя из дома, надевал маску. Это твоя личная социальная ответственность перед собой и перед обществом.

И вот потому, что у нас такой фаталистический подход «да задолбали, хватит уже этих ограничений», количество людей, которые умерли за последние две недели — по крайней мере, в моем кругу, — несравнимо с количеством людей, которые умерли при первой волне.

Когда мы разговаривали и писали эту книжку, у меня было полное ощущение, что огромное количество народа что‑то переосмыслит. Очень грустно видеть, что нихрена никто ничего не понял. Потому что речь не идет об астрофизике. Речь идет тупо о ношении маски, когда ты выходишь на улицу во время всемирной пандемии. Это несложно. И это спасает планету, мир, тебя, твоих близких, это несложно. Вот правда.

— Интересно, что мы все время говорим про разницу между странами Западной, Восточной, Центральной Европы. Но перед таким первобытным риском мы оказались абсолютно одинаковыми. В Лондоне закрываются пабы — они выходят и тусуются в городе, просто около этих пабов. То же самое в Берлине, вторая волна.

— Да, в Нью-Йорке, везде. Человеческая натура есть человеческая натура. Швецию, понадеявшись на высокий уровень социальной ответственности, не закрыли при первой волне — там ничего хорошего не произошло. Там были огромные числа умерших, и более того, это не спасло экономику.

— Ты сказала, что это третья мировая война — что ты имеешь в виду? Война кого с кем?

— Это война человечества с невидимым врагом, с «короной». Орудий у нас очень мало. Вот, может быть, в конце года будет вакцина, и, может быть, к весне или к лету она будет доступна нам, и то не факт. Вакцину, которую разработали мы, — «Спутник» — лучший госпиталь Израиля заказал миллион доз. Британский «Ланцет» опубликовал статью про то, что это полностью безопасная вакцина. Но у нас нет возможностей производить эту вакцину в тех количествах, в которых она нужна, и быстро тестировать, чтобы она была доступна всем. До тех пор, пока не будет доступна нормальная вакцина всем, мы не понимаем, что делать.

Эта пандемия показала, насколько вся мировая политическая система в том виде, в котором она существует, престарелая, насколько она не отвечает настоящим вызовам, перед которыми стоит человечество. О пандемии предупреждали за 5–10 лет точно, но им было наплевать, потому что важно было поговорить про боеголовки. То же самое с глобальным потеплением, социальным расслоением — главные вызовы человечеству при этой политической парадигме всегда оказываются на последней странице в газете. Не хотели по-хорошему — теперь у вас не будет другого выхода, кроме как заняться именно этими вопросами. И вот у нас на старую политическую карту накладывается новая карта — больших технологических компаний, которые становятся и уже стали властелинами мира, при пандемии это стало уже очевидно. После каждой войны происходит смена, катарсис, очистка. Это как, знаешь, когда в стране проводятся большие реформы, они всегда дико болезненны. В тот момент люди умирают, они недовольны, они плачут, они проклинают. Но в итоге наступает золотая эра.

— Во время первой волны, когда страны Европы, схлопнулись внутри самих себя, некоторые говорили о том, что это доказало несостоятельность единой модели. Что, условно говоря, Франция или Германия не была готова помочь Италии, а Россия предоставляла какую‑то гуманитарную помощь. Что ты про это думаешь?

— Я думаю, что про это чаще говорят в России, чем в остальном мире. Но это факт: они друг другу не помогли. Когда Италия загибалась, единственные, кто им послал помощь, это Россия, Китай и Куба. Ну смешно, правда. Россия, конечно, могла бы в первую очередь своим гражданам помочь, а потом уже другим, вот это было бы хорошо. Но я, кстати, не считаю, что Россия плохо справилась с пандемией по сравнению с Европой, я уж не говорю про Америку.

Если меня спросить: «Где бы ты хотела быть во время пандемии?» — конечно, в Москве. Точно не в Париже, не в Нью-Йорке и не в Риме.

Загнется ли Европа? Ну это вряд ли. Я думаю, что там, как и по всему миру, будут перенастройки системы координат, но Европа как единое целое точно не перестанет существовать. У стран с сильными экономиками могут быть кризисы, политические, социальные, но они как птица феникс сжигают себя дотла, а дальше восстают и прекрасно летят вперед.

— Частью больших сдвигов оказалась в некоторой степени деурбанизация. Огромное количество людей уехало из больших городов. Как ты думаешь, история с запросом на жизнь чуть дальше от большого города, где опаснее, продолжит свое существование?

— Я думаю, что все очень сильно поменяется. Мы, кстати, в книжке про это тоже говорим: у Рема Колхаса, который всегда был знаменит тем, что он заядлый урбанист, в феврале, прямо до всплеска пандемии, была пророческая выставка в Гуггенхайме под названием «Сельская местность — будущее мира» про то, что все переезжают в деревню.

Я сейчас живу в загородном доме и поняла, что мне гораздо комфортнее. Не потому, что там природа, а потому, что я гораздо больше успеваю, я не трачу столько энергии, сколько трачу в большом городе, суетясь по пробкам и по встречам. И многие люди, у которых есть даже маленькая дача или участок, говорят: а зачем сейчас нам переезжать обратно в город, когда, оказывается, можно не ездить в офис, не стоять в пробках по три часа в день, не надо летать, чтобы встречаться с партнерами? Это все прекрасно делается по зуму. Это поняли не только люди, но и большие корпорации. Зачем нам тратить огромные деньги на съем офисов, если это все можно делать на удаленке? Конечно, это очень сильно поменяет экономический и урбанистический ландшафт. Сейчас загородные дома уже стоят гораздо дороже, чем квартиры в городах. Под большие офисы завязано огромное количество сервисов, и они уже будут не востребованы. Но появятся другие сервисы за городом, и все будет меняться.

— В процессе работы над книгой на какие вопросы ты для себя ответила? И какие ответы сможет найти читатель в самой книге?

— Я думаю, самые прикладные в первую очередь. Как в этот период не сойти с ума и, более того, быть эффективным. Татьяна Черниговская называет четыре качества, которые необходимы человеку в новой реальности: это эмпатия, любопытство, адаптивность и эмоциональный интеллект. И это все можно в себе взращивать.

Если ты посмотришь, какие страны лучше справилась с первой волной, то страны, которые возглавляют женщины, по всем показателям справлялись лучше. Потому что у женщин лучше развит эмоциональный интеллект. А лидерам, которые талантливые, и опытные, и хладнокровные, и очень крутые, но не имеют этого эмоционального интеллекта, в таком кризисе очень сложно. Поэтому и лидерам, и любому человеку сейчас надо взращивать его в себе.

Очень важен при таком хаосе режим, он помогает не сойти с ума. Это такой фонарик, который помогает более или менее спокойно пройти через странную и страшную неопределенность.

У Талеба есть советы по поводу того, как, когда жизнь тебе подкидывает кислый лимон, делать сладкий лимонад. Все надо рассматривать с разных сторон и найти выгоды для себя. Это уникальный период, когда каждый человек может для себя многое переоценить, понять, принять, написать свои правила жизни и начать играть по ним. Пандемия позволяет услышать себя. И когда ты слышишь себя и идешь за своим голосом, у тебя все получается. Вот поверь мне, всегда все выстраивается.

И еще я думаю, что эта пандемия нас научила жить здесь и сейчас. Это же была очень популярная концепция, писались кучи книг, коучи-шмоучи. Все понимали, что это круто, но ни у кого не получалось. А сейчас волей-неволей ты так и живешь. Никто не строит план на 10 лет и даже на год. И это тоже очень круто, потому что это позволяет гораздо больше делать в реальном времени.

Подробности по теме

«Нормально, когда вас бьют лопаткой по голове»: как работать на удаленке и не сойти с ума

«Нормально, когда вас бьют лопаткой по голове»: как работать на удаленке и не сойти с ума

— Я так понимаю, что к июлю книга уже была закончена. А сейчас нас уже накрыла вторая волна. У тебя возникли какие‑то дополнительные вопросы к происходящему уже после завершения книги?

 — У меня вопросик, скорее, к человечеству. Мне странно, что так мало людей извлекли из первой волны урок. И я очень надеюсь, что чем быстрее мы эти уроки извлечем, тем быстрее закончится эта пандемия.

Я вот очень боялась, что книга выходит не сразу после первой волны. Но сейчас понимаю, что в некотором смысле она очень актуальна, даже более актуальна сейчас, чем если бы она вышла пару месяцев назад.

— Ты каким‑то образом планируешь продолжать работать с этой темой?

— Меня часто об этом спрашивают, потому что есть, конечно, много материалов, которые в книжку не вошли. Но я как‑то себя внутренне исчерпала с этой темой. Человек же лучше всего пишет о том, что ему важно, больно в тот момент с точки зрения переживаний. Вот все, что я хотела сказать в тот момент, я сказала. А сейчас у меня уже новый проект, я очень хочу написать новую книжку, посвященную юмору сегодня. Вот сейчас меня это очень интересует. Поэтому посмотрим.

Подробности по теме

«Насколько мы готовы пожертвовать своей свободой?» Фрагмент книги Софико Шеварднадзе

«Насколько мы готовы пожертвовать своей свободой?» Фрагмент книги Софико Шеварднадзе

Звездный интерьер: Софико Шеварнадзе | Блогер Karine на сайте SPLETNIK.RU 19 февраля 2010

Внучка экс-президента Грузии Софико Шеварднадзе родилась в Тбилиси, жила в Париже, Бостоне и Нью-Йорке, а в итоге поселилась в Москве, которую считает лучшим городом на Земле. И вот почему... Софико, почему из всех городов мира вы выбрали Москву — засыпанную грязным снегом, парализованную пробками... Софико Шеварднадзе: Мои родители тоже удивились, узнав, что я бросаю Париж, где живет моя семья, и уезжаю в Москву. Это феноменальный город, интересный, живой, в нем, в отличие от того же Нью-Йорка, вы еще можете что-то сделать, стать частью какого-то нового процесса. Здесь я себя чувствую как рыба в воде. Как-никак, русские мне роднее, чем французы или американцы. А что до снега, снег — это и есть Москва. Я люблю, когда на улице веет морозом: выходишь, делаешь вдох и чувствуешь, как наполняешься новой жизнью. Непривычно видеть вас без макияжа и без бриллиантов. Вы решили расстаться с образом светской львицы? Ненавижу это словосочетание. Я серьезный журналист и уж точно не львица. Иногда я хожу на «свэцкие» тусовки, но для меня это не цель жизни, а самый простой способ встретиться с друзьями детства. Так уж получилось, что многие из них входят в круг так называемой элиты. Поверьте, большую часть времени я выгляжу именно так, как на этой фотографии. Как, собственно, и моя квартира. Видите, она тоже «без макияжа и без бриллиантов». Стены украшены работами грузинских художников. Один из них — Николай Игнатов. Софико очень хотела, чтобы в гостиной появился большой мягкий диван в обивке из бордового бархата. Его нашли в компании Giorgetti. Над диваном — картина Ираклия Сутидзе, написанная специально для этого интерьера. Двери с глухими фрамугами, уходящими под самый потолок, изготовлены на заказ. Как вы выбирали квартиру? Долго. Поиски усложнялись тем, что я точно знала, что хочу жить в старом доме на Патриарших, и не соглашалась ни на что другое. Это одно из немногих мест Москвы, где соседи еще не разучились общаться и где еще остались приятные места для пеших прогулок. Даже в самый угрюмый неудачный день, когда я, казалось бы, готова застрелиться от этих пробок, дыма и людской агрессии, я просто поворачиваю на Малую Бронную и... забываю обо всем. Как вы выбирали дизайнера интерьера? Георгий Чаушба — мой друг детства. Я попросила его сделать интерьер, похожий на меня. Он сразу все понял и сделал то, что я хотела. Этого не смог бы выполнить никакой другой, даже самый гениальный, но малознакомый архитектор. Здесь есть вещи из вашего детства? Нет. Я против того, чтобы перетаскивать за собою вещи. Мое детство прошло в Грузии, там же остались и вещи. В этой квартире все новое, за исключением пианино «Енисей», которое предыдущие хозяева оставили мне на выброс. Но я же не зверь, чтобы отправить такое прелестное создание на помойку. Оно ждало меня долгих девять месяцев, пока строители долбили стены и делали ремонт. Теперь я на нем играю. И я рада, и оно радо. Под подоконником разместился полноценный кухонный блок. Портьеры с легким желтоватым оттенком в любую погоду создают эффект залитой солнцем комнаты. Два контрастных полотна стыкуются на уровне подоконника. Гостиная объединена с кухней, плита, Ascot. Низкий стол — одновременно журнальный и обеденный. Над пианино «Енисей» висит работа Ираклия Сутидзе. Насколько сильна ваша любовь к натуральным материалам? Могли бы, к примеру, в вашей квартире появиться пластиковые окна? Нет!!! Мне совершенно необходимо, чтобы в доме были массивные деревянные окна, гипсовая лепнина, нормальный кафель, настоящий дубовый пол, по которому я люблю ходить босиком. Ваше самое любимое место в доме? Знаю, это прозвучит банально, но я все люблю. И столик в спальне, за которым я печатаю, размышляю, гляжу в окошко на тихий дворик с уходящими вдаль дорожками. И кухню, которую Георгий предусмотрительно оборудовал профессиональной плитой. Обожаю мерять наряды в своей залитой светом гардеробной или валяться в постели и читать книжку. А еще ванная... Но есть хоть что-нибудь, что вам не нравится? Ну... меня немного смутил серый цвет стен. Если я когда-нибудь и соберусь что-то менять в этом интерьере, то отбелю стены. А может, и их не буду трогать. Мне так хорошо дома, вы даже представить себе не можете! Спальню и гардеробную разделяет деревянная перегородка с витражными окнами. Кровать, Giorgetti. Столик, Andrew Martin. Старые окна заменили на новые, сохранив рисунок рам. Георгий Чаушба, дизайнер интерьера «Мне сразу понравилась эта квартира: высокие потолки (3,6 м), светлая (6 окон на 76 кв. м.), в старом доме (1914 года постройки). Единственный минус — неудобная линейная планировка, но мне удалось ее исправить и даже согласовать в бесконечных инстанциях. Я очень бережно отношусь к старине. Поэтому начал не столько с оформления интерьера, сколько с реставрации. Мы сняли слепки с остатков потолочной лепнины из папье-маше и изготовили такую же из гипса. Обмерили единственный сохранившийся радиатор и по его подобию отлили недостающие, очистили старую кирпичную кладку и наглухо залитые краской латунные решетки вентиляции. По московским меркам квартира небольшая. Так что мне очень пригодился опыт учебы и жизни во Франции. Парижане умеют выжимать максимум из каждого сантиметра — превращать подоконники в диваны, прятать под ними системы хранения, делать из узких технических ниш вместительные шкафы, втискивать гардеробные в такие места, где, казалось бы, и пройти-то нельзя. В этой квартире масса таких фокусов. Это было бы невозможно без встроенной мебели, сделанной по моим эскизам. Вообще, здесь много всего намешано. Слышны отголоски французской,грузинской и русской традиции — всего того, из чего соткана жизнь Софико». Столик, являющийся продолжением подоконника, изготовлен по эскизам Георгия Чаушбы. Ни один сантиметр не пропал даром. Там, где раньше была забитая дверь на черную лестницу, возник вместительный откатной шкаф. За ним обустроена кладовка для хранения пылесоса и прочих нужных в хозяйстве вещей. Вся встроенная мебель в квартире изготовлена компанией «Рубикон».

Фото галерея Софико Шеварднадзе - 6 фото высокого качества

  1. Фото
  2. Софико Шеварднадзе

Галерея Софико Шеварднадзе

Ознакомьтесь с полной галереей с 6 фотографиями Софико Шеварднадзе.Только качественные картинки и фото с Софико Шеварднадзе.
Дата последнего обновления: 11.09.2012.

Фотогалерея Софико Шеварднадзе обновляется еженедельно. Мы обновляем галерею только качественными интересными фотографиями. Если у вас есть качественные фото Софико Шеварднадзе, вы можете добавить их на Форум.Хорошие фото будут добавлены в фотогалерею.

.

Софико Шеварднадзе - Википедия, свободная энциклопедия

Википедия todavía no tiene una página llamada «Софико Шеварднадзе».


Busca Софико Шеварднадзе en otros proyectos hermanos de Wikipedia:
Wikcionario (diccionario)
Wikilibros (обучающие / руководства)
Викицитатник (цитаты)
Wikisource (biblioteca)
Викинотики (нотиции)
Wikiversidad (contenido académico)
Commons (изображения и мультимедиа)
Wikiviajes (viajes)
Викиданные (данные)
Викивиды (особые)
  • Comprueba si имеет кодовое обозначение правильного искусства, y que Wikipedia es el lugar donde debería estar la información que buscas.Si el título es righto, a la derecha figuran otros proyectos Wikimedia donde quizás podrías encontrarla.
  • Буска «Софико Шеварднадзе» en el texto de otras páginas de Wikipedia que ya existen.
  • Проконсультируйтесь по списку произведений искусства на «Софико Шеварднадзе».
  • Busca las páginas de Wikipedia que tienen объединяет «Софико Шеварднадзе».
  • Si ya habías creado la página con este nombre, limpia la caché de tu navegador.
  • También puede que la página que buscas haya sido borrada.

Si el artículo incluso así no existe:

  • Crea el artículo utilizando nuestro asistente o solicita su creación.
  • Puedes traducir este artículo de otras Wikipedias.
  • En Wikipedia únicamente pueden include enciclopédicos y que tengan derechos de autor Compatible con la Licencia Creative Commons Compartir-Igual 3.0. No son válidos textos tomados de otros sitios web o escritos que no cumplan alguna de esas condiciones.
  • Ten en cuenta también que:
    • Artículos vacíos o con información minima serán borrados —véase «Википедия: Esbozo» -.
    • Artículos de publicidad y autopromoción serán borrados —véase «Википедия: Lo que Wikipedia no es» -.
.

Софи Шеварднадзе - Информационно-аналитическая система Росконгресс

Софи Шеварднадзе - теле- и радиожурналист, ведущая теле- и радиопередач, автор статей и интервьюер для ведущих российских журналов и общественный деятель в Европе и России

Последние пять лет Софи вела свою собственную программу SophieCo на русском языке. канал языковой сети RT (Russia Today), берущий интервью у видных политиков и ньюсмейкеров со всего мира. Софи была одной из ведущих двух радиошоу на «Эхо Москвы» и вела шоу для российского канала Chanel One.

Софи также пишет статьи, колонки и интервью для ведущих журналов и газет России. Она модерирует различные панели и публичные выступления по всему миру на различные темы, от политики до благотворительности. Среди площадок - Организация Объединенных Наций, Петербургский экономический форум, Евразийский форум. Софи была спикером в Гарварде и Йельском университете по вопросам СМИ и международных отношений.

Часто проводит лекции, семинары и мастер-классы по журналистике и медиа.Софи активно сотрудничает с благотворительным фондом России, фондом VERA, специализирующимся на хосписной помощи как взрослым, так и детям, а также членом правления Академии Global Teachers Prize и Российской телеакадемии.

Софи родилась в политической семье и была внучкой последнего министра иностранных дел Советского Союза, а затем и президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Выросшая и получила образование в Тбилиси, Париже и Нью-Йорке, она свободно говорит на 5 языках (английском, французском, русском, грузинском и итальянском).Она получила степень бакалавра в колледже Эмерсон и степень магистра в области радиовещательной журналистики Нью-Йоркского университета.

.

Софи Шеварднадзе - RT

Софи Шеварднадзе, внучка последнего министра иностранных дел Советского Союза и бывшего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, выросла в Тбилиси, Париже и Нью-Йорке. Она получила степень бакалавра кино в колледже Эмерсон и степень магистра радиовещательной журналистики в Нью-Йоркском университете. Она свободно говорит на английском, французском, русском и грузинском языках, а также владеет разговорным итальянским.

Софи работает в RT с момента запуска канала в 2005 году, сначала ведущая новостей, а затем ведущая «Эксклюзивное интервью с Софи Шеварднадзе» .Последние пять лет Софи вела свою собственную программу SophieCo, беря интервью у видных политиков и новостных агентств со всего мира. Софи взяла интервью у премьер-министра Индии Нарендры Моди, бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, бывшего президента Афганистана Хамида Карзая, президента Сирии Башара аль-Ассада, бывшего президента Южной Африки Джейкоба Зумы, президента Палестины Махмуда Аббаса и бывшего главы генерала ЦРУ и АНБ Майкла Хайдена.

Софи часто модерирует различные панели и общественные дискуссии по всему миру на самые разные темы, от политики и секвенирования генома до международной дипломатии и благотворительности.Ее приглашали выступить в ООН, Валдайском дискуссионном клубе, Петербургском международном экономическом форуме, Евразийском форуме, Йельском университете и Гарварде.

.

Смотрите также

Top