«Всё, с чем мы сталкивались на проекте, помогло нам в развитии»: Уральская группа «BOGACHI» рассказала о телепроекте «Новая звезда»

19 января 2018

Известная и уже любимая уральская группа «BOGACHI» совсем недавно вернулась с телевизионного шоу-проекта «Новая звезда», который проходил на телеканале «Звезда». Как на самом деле все это происходило? По поводу чего ребята спорили с продюсерами? Как у них складывались отношения с другими участниками? Все это читайте в нашем интервью.

«МЫ НЕ РЕМЕСЛЕННИКИ! МЫ ХУДОЖНИКИ»

 

- Вот вы вернулись с корабля на бал, если можно так сказать, – с телепроекта «Новая звезда». Какие впечатления остались после нового опыта? Чему научило вас это шоу, за что вы можете ему сказать спасибо, за что похолить, за что полелеять?

ЭЛОНА: Похолить за то, что растянули рабочий процесс в шоу. Изначально все должно было закончиться в августе, но в итоге январь был финальной и решающей точкой проекта.

ЖЕНЯ: И, соответственно, нас мало показали в эфире.

ЭЛОНА: Не только нас, а в принципе проект «Новая звезда».

ЖЕНЯ: Да. Главная претензия со стороны зрителей заключалась в том, что шоу показывали всего одну неделю. Зрители не успели привыкнуть к участникам. Им хотелось подольше за ними понаблюдать. Только преодолели отборочный этап, уже полуфинал. Не успели насладиться первой песней, надо учить вторую, а там - пора голосовать.

ЭЛОНА: Для зрителя это был определенного рода сумбур. Если мы будем участвовать в следующих проектах, станем отслеживать все досконально (смеётся): сколько длится отборочный этап, полуфинал, чтобы понимать, успеет ли зритель за это время нас понять.

- То есть в планах участвовать в проектах дальше?

ЭЛОНА: Конечно! Ты получаешь сумасшедший опыт, когда работаешь с продюсерской командой, к тому же если вы нацелены на результат. Этот симбиоз в итоге превращается в проект. Да, есть какие-то неточности. Например, сейчас есть фишка у федеральных телеканалов – новогоднее оформление. Звездочки блестят, снежинки падают. (улыбается) Мы когда-то это использовали и уже пережили данный этап. А оказывается, что такая практика все еще существует на многих телеканалах! Зачем? (смеётся) И картинка из-за этого становится для тебя неидеальной. Но, с другой стороны, продюсеры говорят: «Мы же работаем на аудиторию 35+, и для них это хорошо!» (патриотическим тоном) В такие моменты ты сталкиваешься с их мнением, споришь с ними или не споришь, но, в конце концов, приходишь к какому-то общему мнению. И это самое главное.

- Телевизионные проекты – это работа на камеру, на зрителя, а ещё надо впечатлить жюри не только вокальными данными, но и актерской игрой. Что вы для себя нового вынесли? Чему научились?

АНДРЕЙ: Женя на полуфинале сказал: «Я понял: телевизор жрёт эмоции!» То есть, надо улыбаться еще сильнее. (улыбается) Как бы ты не веселился на площадке, по телевизору будет казаться, что не хватает энергетики.

ЭЛОНА: Посмотрев полуфинал по телевизору, я уже понимала, как нужно вести себя в финале.

ЖЕНЯ: И в итоге, именно на финале была самая идеальная картинка.

- Как создавались песни для ваших выступлений в эфирах? Я говорю о том, кто выбирал песню, давали ли вам свободу в выборе композиции, кто писал аранжировку, откуда черпали идеи?

ЖЕНЯ: На первом этапе, мы написали музыку с нуля, но продюсеры нам сказали, что заново велосипед изобретать не нужно. У группы «BOGACHI» уже есть определенный музыкальный формат, под который нужно было «подгонять» другие композиции. Для нас это было самым большим конфликтом! (возмущенно и эмоционально) Как так? Мы не ремесленники! Мы художники! (все смеются) Что касается очного этапа проекта, то там действовали такие правила: 30 участников исполняют чужие песни, специально написанные для конкурса. В такие моменты каждый артист должен понимать, что нет песен плохих или хороших. Просто в них всегда нужно искать что-то своё, что может подчеркнуть твою индивидуальность и помочь тебе вырасти в профессиональном плане.

ЭЛОНА: Та песня, которая досталась нам, была плоская и совершенно не конкурсная, поэтому аранжировку, музыку, какие-то вокальные вещи мы переделывали сами.

АНДРЕЙ: Но при этом, например, композиция у другой участницы «Если бы я была тобой» всем нравилась в первоначальном варианте. У нас же песня была какая-то недо-Полина Гагарина. Но мы понимали, что для того, чтобы пройти в следующий этап, нужно сделать её лучше.

ЖЕНЯ: Можно провести аналогию с семьей, в которую попадает чужой ребенок. Мы всячески отнекивались от нашего «ребенка», а когда уже не осталось других вариантов, пришлось его забрать, одеть, обуть, причесать (смеётся) и полюбить.

 

«ВСЕ ЗАБЫВАЛИ, ЧТО НАХОДЯТСЯ НА КОНКУРСЕ»

 

- Конкуренция чувствовалась? На экране все друг друга поддерживают. Но, конечно же, это все не так!

ЭЛОНА: Это всё так. (все смеются) Серьезно говорю! Мы играли с участниками в «Пекаря»: собирались примерно шестьдесят человек в одной маленькой комнатке, из шляпы доставали бумажки и отгадывали слова. Мы безумное количество времени проводили друг с другом, поэтому какая уже могла быть ревность, какая зависть? Плохого вообще ничего не было. (улыбается)

АНДРЕЙ: Были зазвездившиеся кандидаты, которые выбивались из общей положительно заряженной массы, но они не попали в наше окружение и в проекте дальше не прошли. С ребятами, которые тоже были криэйторами и сами писали песни, мы, конечно же, подружились больше. С теми же Сережей Драгни, Даней.

ЭЛОНА: Мы решили сделать их специальными гостями на своем сольном концерте, потому что они классные ребята! Как можно их не взять к себе на концерт? (улыбается)

- Чем, на ваш взгляд, вы отличались от других участников? Что в вас особенного выделяло жюри?

ЭЛОНА: Мы выходили на сцену, вот так вот (показывает кулаком) захватывали аудиторию, и все забывали, что находятся на конкурсе.

ЖЕНЯ: После полуфинала к нам подходили люди со словами: «Казалось, что вы сейчас открыли концерт как приглашенные гости, а уже после вашего выступления начинался конкурс, где будет кто-то вылетать, кто-то выигрывать». (все смеются)

АНДРЕЙ: И, наверное, мы были самые современные артисты, которые делают электронную музыку новых веяний, потому что очень много было исполнителей народных песен и фолка. Им говорили: «Ну, мы, конечно, такое не слушаем, но вот вашу песню сейчас послушали и нам понравилось». Тот же Сережа Драгни - у него другая стилистика исполнения.

- Вы не боялись, что такой современный подход зрителям будет непонятен?

ЭЛОНА: Конечно, боялись. Перед первым этапом мы думали: «Ну, не пройдем – какая разница?» У нас будет зритель и эфир. Этого нам достаточно было. Но задача-минимум была пройти дальше.

АНДРЕЙ: Были постоянные войны с продюсерами, которые говорили: «Ребят, это не формат! Давайте поработаем, чтобы зашло и вам, и нам».

ЭЛОНА: Когда были какие-то неразрешимые ситуации, мы просто втихаря делали по-своему и всё. (все смеются) Например, на полуфинал мы пришли со своей флешкой и заменили минусовку. (улыбается) Об этом знал музыкальный продюсер, который сказал нам: «Ладно, делайте, хватит меня терроризировать!» (смеются)

- В эфире говорили: несмотря на то, что вы не выиграли, вам обещали подарить песню. Как это произошло и произошло ли? Эта песня сейчас действительно имеется в вашем репертуаре?

ЖЕНЯ: Всем финалистам, которым написали песни, можно их исполнять, но все права принадлежат «Новой звезде». Руководители проекта недавно их выкупили и, соответственно, сейчас будут продолжать пиарить четвертый сезон с этими песнями и думать, что дальше с этим контентом делать, потому что у них такое в практике впервые. Возможно, наше выступление еще не раз покажут на телеканале. Также есть вариант сделать гала-концерт в честь Дня защитника Отечества и еще каких-то праздников для Министерства обороны. А еще планируется тур четвертого сезона по городам России. Мы этот вариант уже не рассматриваем, мы эту ситуацию отпустили. Если придет – придет. Мы уже получили от этого конкурса сполна.

 

«ПОДДЕРЖКИ НЕ ХВАТИЛО ДЛЯ ПОБЕДЫ В ЭТОМ КОНКУРСЕ»

 

- Как вы считаете, почему вы не стали призерами телевизионного проекта «Новая звезда»?

ЖЕНЯ: Когда отсняли полуфинал, финал и была подготовка этих материалов к эфиру, все уже знали, кто выиграл и может выиграть по зрительскому голосованию. Продюсеры понимала, что раз мы так активно работали и была поддержка со стороны региона, мы – одни из претендентов на победу в зрительском голосовании. Они были сильно удивлены, что группа «BOGACHI» не прошла в первую десятку. Нашей поддержки не хватило для победы в этом конкурсе.

ЭЛОНА: Просто есть Свердловская область (смеется), которая: «Что? Кто эти ребята? А, ну молодцы». А есть Кавказ, где «брат за брата», в котором: «Что? Наши ребята выступают? Так давайте голосовать!»

АНДРЕЙ: Возможно, количество голосующих в Свердловской области со многими регионами было одинаковое. Но у нас зрители голосовали по одному разу, а там по двадцать.

- У меня вопрос про вашу армию – BOGACHIпипл. Как они отреагировали на ваше участие, как поддерживали, что вообще творилось в вашей общей беседе в «ВКонтакте»?

ЭЛОНА: Во время полуфинала, когда жюри выбирало между девочкой и нашей группой, в беседе происходило нечто! Каждую секунду сообщения приходили, эмоции выражались смайликами. Мы это даже на видео записали.

ЖЕНЯ: Для меня самым удивительным и приятным был случай, когда девочка 12-13-ти, на тот момент, лет ушла из беседы, объяснив это тем, что полностью сменила круг общения. И тут я обнаруживаю, что она вернулась в беседу под новым аккаунтом и, видимо, увидев посты с просьбой проголосовать за нас на проекте, написала мне сообщение: «У меня уже 700 рублей на счету телефона!» (все смеются) Вот это я понимаю поддержка: человек еще не зарабатывает, а уже накопил деньги, сэкономив, видимо, на обедах, чтобы проголосовать за нас. Это в детской беседе. Во взрослой беседе ребята тоже оживились, потому что видят в нас самих себя и начинают верить, что могут так же. Наш рост их мотивирует!

 

«ЭТО ВЫЗОВ И ПЛАН»

 

- Ни для кого не секрет, что у ТВ-шоу есть своя специфика: голосования ради голосов, зрители оценивают субъективно и не на профессиональном уровне. Ради чего ВЫ шли на этот проект? Чему он вас научил?

ЭЛОНА: Это вызов и план. Мы написали в плане за 2015 год, что в 2017 году примем участие в телевизионном конкурсе. И как-то само так сложилось, что, пройдя кастинг, попали на проект и стали его финалистами. А вызов – самому себе. Мы всегда были против каверов, всегда говорили себе, что нас не будет никто оценивать. А почему это не будем? Мы что хуже?

ЖЕНЯ: Всё, с чем столкнулись на проекте, помогло нам в развитии. (Андрей и Элона соглашаются) Мы могли смириться с тем, что продюсеры не принимали наши изменения. Но именно совместная работа с ними и поиск компромисса помогли нам понять, что существует множество «тропинок», которые мы еще не опробовали.

ЭЛОНА: Этот опыт очень помог нашей группе во время корректировки аранжировки под себя. Мы все это делали по-своему уже готовому музыкальному лекалу.

АНДРЕЙ: Телевизор вообще обладает какой-то магией притяжения. Те же самые BOGACHIпипл стали любить нас больше, стали смотреть на нас по-другому. Даже наши родители стали смотреть иначе на то, что мы делаем. Например, я занимаюсь музыкой всего три года, до этого работал на атомной станции. Когда я уволился с работы и стал писать музыку, моя мама не могла ответить родственникам, чем вообще я занимаюсь. Она вечно отводила взгляд, потому что все знали, что когда-то я работал инженером, а сейчас работаю непонятно кем. И вот уже прошли эфиры, у мамы спрашивают: «А Андрей-то чем занимается?» А она отвечает: «Андрей – звезда!» (все смеются) Всё-таки телевизор, даже в сравнении с YouTube, оказывает на зрителей и аудиторию большее влияние. Из-за этого тоже стоит принимать участие в таких шоу, я считаю.

Автор: Полина Смирнова

Фото: Алёна Лагунова

Видео по ссылке - ЗДЕСЬ: Воробьёва Валерия, выпускница школы кино Big Bag School

 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…