Александра Никифорова: «Она скорее Шерлок Холмс в юбке»

19 февраля 2018

Телеканал ТВ-3 всегда выделяется среди других своей необычностью, таинственностью и даже неким волшебством. В этот раз новый сериал «Анна Детективъ» погрузит своих зрителей в атмосферу небольшого городка 19-ого века, где происходят различные непонятные и мистические вещи.

Да, все напоминает нам об известном Шерлоке Холмсе, если бы не одно но: главная героиня – молодая девушка-медиум Анна, которая старается не только всегда помочь в раскрытии дел, поиске правды, но желает обрести свое женское счастье. С актрисой Александрой Никифоровой, игравшей эту героиню, удалось побеседовать нашей редакции.

- Действие в сериале разворачивается в 19 веке. Чему пришлось научиться, что освоить, чтобы максимально вжиться в роль молодой девушки того времени?

На самом деле это изучают в театральном институте. Но помимо университетских знаний, я изучала еще и энциклопедию о русских традициях, в которой вычитала много замечательных вещей. Иногда нам даже на площадке что-то подсказывали. Один раз, например, продюсер ко мне подошел и спросил: «Саша, а как ты переворачиваешь страницы книги в кадре?» Я ему честно показала, как я переворачиваю страницы. Он мне отвечает: «Не-е-ет, не так, девочка моя! Надо аккуратненько брать за верхний уголок страницы и перелистывать, потому что так по этикету полагалось в 19-ом веке». Так что в процессе какие-то еще вещи уточнялись.

- Какие качества от девушек того времени хорошо было бы перенять молодой девушке 21-ого века?

Хорошо было бы перенять вот эту способность в какой-то момент в нашем постоянно движении, постоянно потоке, постоянной современной суете остановиться, задуматься и, может быть, даже понаблюдать. Мне кажется, что вот какого-то внутреннего спокойствия и вместе с этим шарма в каждой из нас – современной женщине – немного не хватает, потому что столько всего, столько всего хочется успеть сделать, что мы постоянно как белка в колесе крутимся. (улыбается) А вот остановиться на секунду, не знаю, поднять голову (усмехнулась), посмотреть по сторонам, чтобы все вокруг тебя увидели. (улыбается)

- Наблюдая за вашими манерами, можно найти достаточно отличий, даже между вами и мной.

Это всё платье! Надень сейчас на вас такое же платье, вы бы тоже плечи распрямили. (улыбается)

- А какой отпечаток оставила именно работа на съемочной площадке?

Мне кажется, что в первую очередь, нужно сказать о технической стороне моего опыта съемок, потому что он действительно является колоссальным в творческом смысле для моей работы. Это новые знакомства, это возможность видеть, как работают другие артисты, ведь у нас большое количество серий, в каждой появляются какие-то новые персонажи. У каждого артиста присутствуют какие-то вкусные нюансы (улыбается), подробности в профессии. И, в конце концов, спустя год съемок ты уже понимаешь, где твой свет, где не твой, какой твой ракурс, какой – нет. (смеётся) И здорово, когда не отвлекаясь внутренней своей сущностью от роли, от сцены, от обстоятельств понимаешь, что вот здесь нужно голову в эту сторону повернуть, потому что тут свет лучше. Это дорогого стоит, когда ты можешь соединять и техническую и твою внутреннюю составляющие одновременно!

- То есть для Вас, в большинстве своем артиста театра, изначально возникали какие-то трудности во время съемочного процесса именно перед камерой?

Да нет, не могу сказать, что трудности. (усмехнулась) Расскажу вам смешную историю. Мы только начали снимать, я и вся группа пока что еще только привыкали к съемочному процессу, зная, что впереди еще долгий-долгий путь, длиной в год, как минимум. И я помню, что вечером после смены я стояла в душе и, знаете, под струей воды пыталась поймать камеру. (пытаясь сдержать смех) Потом думаю: «Саш, что ты делаешь? Всё, ты дома! Ты душ принимаешь! Успокойся, камеры нигде нет».  

- Такой, не побоюсь этого слова, достаточно интимный вопрос. Вы суеверная? Было ли страшно, присутствовал страх того, что это потом в обычной жизни начнет вас преследовать?

Присутствовал. Боялась, честно скажу. И даже были какие-то моменты, когда боялась очень. В церковь ходила в том числе: пыталась понять, правильно ли я делаю, что играю медиума. Как-то, знаете, внутренне успокоилась. У меня получилось с этим справиться. И я нашла для себя маленькую хитрость. Я придумала универсальный личный способ быстро после съемки кадра с себя снимать всё это напряжение, абстрагироваться: я начинаю тихонько петь. Сняли напряженную сцену с духами, руки трясутся, губы трясутся, внутри мондраж – куда-нибудь ухожу в стороночку и начинаю тихо напевать. И сразу успокаиваюсь. (выдыхает, улыбается)

- А как вам удалось сохранить эту естественность тогда, когда вы уже научились абстрагироваться?

Ну, ведь Анна как персонаж тоже не стоит на месте в одних обстоятельствах. Она тоже растет и развивается. И её общение с потусторонним миром становится для неё не то, чтобы обыденностью, нет. Но она тоже становится своего рода профессионалом в этом деле. То, что её пугает до дрожи в коленках в первой серии, уже так не напугает её, например, к двадцатой серии. То есть, она тоже проходит какой-то свой профессиональный путь. (смеётся)

- Как вы считаете, дар вашей героине как-то помог ей раскрыться как девушке в этом сериале?

Не знаю, помог ли. Вот как бы не помешал. (усмехнулась) Потому что наша любовная линия Анны и Штольмана длится на протяжении всего сериала, и между ними нет никаких глубоко интимных сцен. То есть ничего, что невозможно было себе позволить в 19 веке, между ними не происходит. Потому что тогда бы на следующий день он, как приличный мужчина, должен был бы прийти в дом её отца и попросить её руки. Поэтому, мы держим интригу до самого конца. (улыбается)

- Можно ли назвать вашу героиню Шерлоком Холмсом в юбке? Или же это больше типаж Гарри Поттера, который имеет некую связь с миром иным: магическим, потусторонним, несвойственным другим?

Нет, всё-таки, это скорее Шерлок Холмс в юбке. Я пытаюсь провести все время внутреннюю линию с тем, что она действительно чувствует ответственность своего дара. И поэтому чувствует себя обязанной помогать людям. То есть, ей сложно кому-то отказать, если человек обращается к ней за помощью.

- Даже в сегодняшней серии на пресс-конференции можно заметить, что Анна ничего не боится: спокойно идет в незнакомый дом, с незнакомыми подозрительными людьми. Что ей движет?

Я считаю, что глупость. (улыбается) И я рада, что в моей героине есть вот эта глупость наравне с юношеским максимализмом. Даже вспоминая себя пару лет назад, могу сказать, что для меня ничего не стоило вечером поздно дойти от остановки до дома. А сейчас, уже глядя с позиции пройденных трех-четырех-пяти лет, я понимаю, что мне как-то уже страшнее. Я рада, что в Анне есть эта молодая энергия, которая помогает ей ничего не бояться и быть готовой пойти на любую амбразуру грудью!

- А есть у вас какой-то смешной момент, который вы до сих пор помните?

Есть такой случай! Однажды Анне нужно было в кадре нарисовать преступника, то есть то, что мы сейчас называем фотопортрет. Конечно, реквизиторы заготовили рисунок-копию с артиста, который играет этого подозреваемого. Но суть в том, что нужно было именно в кадре его нарисовать! А я когда-то поступала в художественную школу и не поступила. И, кстати сказать, после этого пошла в театральный кружок, и всё как-то завертелось. (смеется) Первый дубль. Начали, играем сцену, доходим до того момента, где Анна рисует. Я нарисовала, и получился какой-то монгол. Я показала артистам. Все, конечно, «раскололись», режиссер сказал: «Стоп», и не удалось снять дубль. Второй дубль. Я поняла, что шутка работает! Я нарисовала китайца. Все опять посмеялись. К третьему дублю я нарисовала афроамериканца, режиссер стал жутко кричать на всех нас! (смеется) В общем, с горем пополам спустя где-то полтора часа мы сняли эту сцену наконец.

- А есть любимый момент, который вы вспоминаете с особенной любовью? Быть может, вы хотели бы пережить его еще раз?

Если не соврать, в 33-ей, что ли, серии есть замечательный момент. Анна входит в пустую залу, где остались следы какого-то праздника, карнавала: серпантин, блестки рассыпаны по полу, маскарадные маски. Она одна. Она закрывает глаза, прислушивается к себе, и вдруг зритель на экране видит то, что происходит на данный момент в её воображении. Появляются пары в карнавальный костюмах, все начинают танцевать, звучит музыка в исполнении живого оркестра. И тут появляется он – Штольман. Они начинают кружиться в вальсе, после чего Анна падает в обморок. А вот что произошло дальше, я вам не могу сказать. (смеется)

- На ваш взгляд в сериале более активно развивает детективная линия, или же всё-таки любовная?

Не могу сказать. Они как-то параллельно идут, буквально об руку друг с другом.

- А какая ведущая? Какая линия помогает другой?

Любовь! Потому что Анна всегда старается помочь своему возлюбленному Штольману, хоть он, что называется сейчас современным языком, «задвигает» её обратно и считает, что он сам всё решит и сам справится со своей работой. И, в том числе, другая линия помогает, потому что если бы не было детективных историй – они бы просто никогда не встретились. 

- Штольман Анну «задвигает», а она идет на рожон?

А она не задвигается! (смеется)

- Она это делает, потому что тоже себя считает способной на что-то или же она хочет достучаться до Штольмана?

Потому что она знает правду, видит больше, чем другие, и хочет добиться справедливости!

- Как ваша жизнь изменилась после этой роли? Как вы теперь смотрите на свою дальнейшую жизнь, карьеру, какие цели вы сейчас для себя ставите и изменились ли эти цели по прошествии двух лет работы? Что поменялось в ваших взглядах после Анны?

Мне просто хочется, чтобы жить было интересно, а для этого хочется постоянно быть в работе. И, конечно, лучше, чтобы это был какой-то сильный психологический материал. Или же это сильный режиссер, который способен своей энергией зарядить, и у которого можно было бы чему-то научиться. Это, пожалуй, всё, чего я хочу на этот момент.

- Для вас образ таинственной и загадочной героини ближе, чем юмористический?

Не знаю. Когда мы начинали снимать, мне казалось, (это конечно смешно будет сейчас звучать) что я глубоко драматичная артистка. (смеётся) Но в процессе я поняла, что и какие-то смешные вещи удаются. Это здорово, мне всегда этого хотелось. Я готова к комедиям, более того, я хочу играть в комедиях, хочу играть характерные роли, а не только, знаете, тургеневских героинь! (улыбается)

- Что вы пожелаете читательницам нашего портала перед тем, как они сядут смотреть «Анна Детективъ» и как посоветуете жить, чтобы смотреть на мир глазами женщины?

Мне хочется, чтобы все мы получали удовольствие не только от сериалов и кино, но и от самой жизни. То есть это все та же способность остановиться, полюбоваться моментом, получить истинное удовольствие от себя сегодняшнего, от того, что происходит здесь и сейчас! Постоянно присутствовать в настоящем моменте и получать тот самый кайф от жизни.

Чтобы все тайное наконец-таки стало явным, заглядывайте каждый вечер в 19:30 на телеканал ТВ-3, где вас будет ждать новый сериал «Анна Детективъ». Приятного просмотра!

Автор: Полина Смирнова 

 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…